Пожертвовать

Собираем на добрые дела

×

Христианское решение проблемы существования зла

Падение Денницы. Иллюстрация Гюстава Доре

С самого момента падения Денницы, в существовании творений Божиих произошло глобальное изменение. Творение приобрело отрицательный опыт зла. В мировой истории появилось новое состояние антибытия, противопоставление творением себя Творцу. С тех пор, в мире более или менее часто стали наблюдаться проявления силы, которая не была блага. Познание этой «силы» стало роковым и для первых человеков. Вкушение запретного плода стало причиной их падения, попадания во власть мира зла и противления Богу. Эта мировая катастрофа положила начало новой истории людей, их бытия в мире, кажущемся дуалистическим. Каждый человек, с тех пор, испытывает на себе влияние двух сил – добра и зла. Это влияние, порой, на столько велико, что часто приводило к мысли о равном могуществе добра и зла, о совместном их изначальном существовании. По-другому, зачастую, человек, оторванный от Бога, не мог объяснить обычное течение мирской жизни. Такое понимание сосуществования в мире добра и зла накладывало отпечаток на многие нравственные и религиозные учения, увлекающие за собой огромные массы людей.

Кроме опыта познания добра и зла, безгрешная жизнь Адама в раю оставила сладкое воспоминание о возможности существования человека в мире с Богом. Эта жизнь являлась примером бытия человека вне зависимости от зла. Поэтому, на протяжении всей истории бытия человечества в нем сохранялась истинное понимание о месте и значении в мире зла. Это понимание, кроме приобретенного опыта первых людей, постоянно посылалось нам через Божественное Откровение. Господь полно и ясно преподал людям истинное знание о месте и сущности зла, о его причинах. Но лукавый, пытаясь отвратить человека от своего Творца, всевозможными методами обманывает и преподает ложное мнение о порядке вещей в мире. Исключением не стало и представление о зле. На протяжении всей истории человечества вопрос о происхождении зла являлся одним из краеугольных в отношении человека к Богу. Любой вариант решения этого вопроса влек самые серьезные последствия в религиозной жизни человечества. Поэтому эта проблема так важна и значительна. Так важен ясный и истинный ответ на него. Естественно, что такой ответ содержит истинная христианская Церковь.

Архангел Михаил и святые ангелы прогоняют восставшего против Бога Денницу. Иллюстрация Гюстава Доре

Этот ответ существовал всегда и есть Божественная истина. Но его формулирование человеческим языком, его интерпретация в соответствии с существующим моментом, стал следствием борьбы Церкви с «волками тяжкими», пришедшими расхищать стадо Христово. Процесс формулирования христианской Церковью учения о происхождении зла стал результатом жизни Ее во Святом Духе.

Сам вопрос о существовании зла может стоять только в христианском контексте. Только принимая христианский догмат о творении Богом мира «из ничего», возникает противоречивые суждения о наличии в мире злого начала. Христианская Церковь говорит, что ничего до момента творения не было и никого, кроме Бога. Господь все сотворил только добрым. Но поверхностное эмпирическое восприятие мира может косвенно свидетельствовать о присутствии в мире зла как независимой субстанции. Поэтому, «проблема зла сама по себе проистекает из христианского учения. Действительно, как объяснить наличие его в мире, сотворенным Богом, в том видении, в котором сотворенное по существу своему есть добро? Даже учитывая дарованную человеку свободу противиться Божественному плану, мы не можем не задавать себе вопрос: что такое зло?» (3, стр. 249). Христианская Церковь всегда имела правильное понятие о природе и выражении зла в мире. В Священном Писании злу присущи определенные характеристики и определения. Например, святой Иоанн Богослов говорит, что «мир во зле лежит», зло употребляется как характеристика состояния мира. При желании, можно попытаться сделать вывод, что зло может быть одним из начал, правящих миром.

Священное Писание четко говорит нам о том, что такое зло. «Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (I Иоанна, 1. 5-6). Для современного православного христианина этот стих ясно определяет, что есть зло. Но это место из послания святого апостола, может порождать и другие толкования, прямо противоположные православному. Поэтому, истинное понимание проблемы зла складывалось в преодолении еретических мудрований об этом отступников.

Одним из первых отцов Церкви, внесшим ясность в этот вопрос был блаженный Августин. Господь призвал его на служение в особенный исторический момент для Церкви. Время, когда всевозможные гностические и другие еретические течения набирали силу. Августин на примере своей жизни показал значение  для нормальной мистической духовной жизни правильных догматических установок. Его понимание проблемы существования зла особенно ценно тем, что явилось результатом длительных духовных блужданий по еретическим дебрям того времени. Блаженный Августин сформулировал свое понимание зла, с одной стороны, на практике определив вредность иных, кроме православного, решений этого вопроса. С другой стороны, понимание сформировалось под влиянием как опытного наставника – св. Амвросия Медиоланского, так и погружения в сокровищницу учения отцов, к тому времени уже значительную. Но вначале было увлечение Августина манихейством с его ярким дуализмом.

Что представляло собой это течение, имеющее в своей основе нехристианское представление о происхождении зла. Манихейство – религиозно-философское учение, широко распространенное и на Востоке и н а Западе. Возникло в Месопотамии в середине III в. н.э. Основатель его был Сураик, сын Фатака, персидского происхождения (его псевдоним – Мани, греч. дух или ум). В 238 году Мани начал распространять свое собственное учение в Персии, имел успех при дворе. Затем предпринял путешествие по Востоку – Индия, Восточный Туркестан, Китай. По возвращении в Персию, в результате конфликта с верховным жрецом был казнен в 277 году.

Мани исходил из тех предпосылок, что ему от ангела было ниспослано новое откровение, более совершенное, чем откровение Иисуса, Будды, Зороастра. Мани есть тот параклет, который обещан в Евангелии от Иоанна. Среди плотной мешанины гностицизма, христианства и оккультизма, можно выделить основополагающее утверждение манихеев о сосуществовании добра зла в мире.  Мани утверждал, что наша действительность есть смешение противоборствующих сил, которые сводятся к двум началам – добру и злу. Природа добра единая, простая и истинная, поэтому зло не может иметь свою причину в добре, оно должно иметь свое собственное начало, следовательно, необходимо признать два безусловно самостоятельных первоначала, неизменных в своем существе и образующих два отдельных мира. Такая позиция имела свои фантастические последствия. Мир света, по Мани, расчленяется на само Божество и его среду, «эфиры». Божество обладает пятью умственными свойствами. Все силы добра сходятся воедино для произведение одного конкретного существа – первочеловека, Адама. Соответствующим образом расчленяется и мир зла. Все элементы мира тьмы в своем соединении производят конкретного представителя  тьмы – сатаны. Сатане становится недостаточно пределов тьмы, которые ей отведены и он начинает вторгаться в пределы света. Из-за этого между Адамом и сатаной происходит борьба и человек оказывается побежденным.

Это учение о существовании зла является классическим нехристианским. Манихеи определили зло как некое «нечто», некую сущность, злое начало, своеобразного «антибога». «Вселенная представляется какой-то ничейной зоной между Богом добрым и богом злым, а все ее богатство и многообразие, — лишь игрой света и тени, вызванной борьбой этих двух начал» (3, стр.250). Такая элементарная попытка объяснения окружающей действительности находила многих сторонников. Для того, чтобы ложность этой позиции понял такой человек, как блаженный Августин, тоже потребовалось время.

Не ушел от этого и молодой Августин. Для попытки объяснения зла, Августин стал на позицию Плотина, неоплатонизма. В своих рассуждениях Августин исходил от противного. Все созданное создал Бог. Бог есть абсолютное Добро. Откуда же зло? Может Бог сотворил все из злой материи. Почему же Он не изменил ее природу на добрую, чтобы не было в мире зла? Почему Он творил из этой злой материи, а не уничтожил ее?  “Или она могла существовать и без его воли? А если она вечна, зачем позволил ей существовать неопределенное время злой? Почему Он начал творить именно из этой злой материи?” (1, стр. 86). Именно такое направление мысли и было характерно для молодого Августина времен его увлечения манихейством. Позиция онтологического дуалиста. Зло не может иметь своей причины в Боге, ибо иначе Бог не совершенен. Если Бог сотворил зло, которое есть антибытие, следовательно Он противоречит своей природе. Такого быть не может, зло имеет свою причину в чем – то другом. Зло не сотворено Богом, значить оно существует параллельно и значит оно совечно Богу. Если оно существует, оно субстанция, мир имеет в себе два начала, одинаково вечных и сравнимых между собой.

Читая Новый Завет, накладывая для его понимания формулировки неоплатоников, Августину “стало ясно, что только доброе может стать хуже…абсолютное добро не может стать хуже…ухудшение наносит вред – все ухудшающееся лишается доброго…Если оно вовсе лишится доброго, то его вообще и не будет…Значит, пока оно существует – оно доброе, а то зло, о происхождении которого я спрашивал, не есть субстанция; будь оно субстанцией, оно было бы добром…так мне стало ясно, что Ты сотворил все добрым.”(1, стр. 92).

Для перенесения вопроса существования зла из плоскости дуализма в плоскость монизма, для правильной ориентации рассуждений было, главное, определить зло не как равноплоскостную Добру природу, а как отрицательное понятие, негатив Добра. “Как тишина есть отсутствие всякого шума,, нагота – отсутсвие одежды, болезнь – отсутсвие здоровья, а темнота – света, так и зло – отсутсвие добра, а не нечто, существующее само по себе” (4, стр. 61). “Для Тебя вовсе нет зла…злом считается то, что взятое в отдельности с чем-то не согласуется, но это же самое согласуется с другим, оказывается тут хорошим и хорошо само по себе” (1, стр. 93).

 Несколько в иной форме, эта позиция была присуща многим святым отцам. Зло воспринималось как некоторой порок, несовершенство. Это не природа, а какой-то недостаток, то, чего недостает природе, чтобы она была совершенной. “В аспекте сущностном, отцы считают, что зла не существует, что оно есть только лишение бытия” (3, стр.250). Например, Вот что говорил о зле святитель Афанасий Великий: “В людях, по истощании в них понятия о Боге и по уклонении к не-сущему – ибо злое есть несущее, а доброе есть сущее, как происшедшее от сущего Бога – истощилось и продолжающееся навсегда бытие” (2, стр.196). Но эта позиция не учитывала реальность зла в этом мире, его активность и действительность. Блаженный Августин, считая проблему проявления зла статичной в себе самой, даже предложил “благое” видение проблемы зла.

Августин брал за основу определение, что все сотворенное есть прекрасно и совершенно. Творец совершенен, творение должно быть, насколько возможно, совершенным. Но человеку многое кажется как неразумное, противное порядку, случайное. Есть ли это закономерность или это действие анти-бытия, зла? Зло существует как умаление добра, но все в этом мире устроено Богом. Богом заложена в творениях возможность удаления от добра, может зло все же имеет отношение к Богу? Но “нет ничего, что извне вломилось бы и сломало порядок, Тобой установленный” (1, стр. 93). Исходя из этого тезиса, Августин предлагает свой вариант теодицеи (Теодицея – “оправдание” Бога, объяснение Его непричастности злу, Его инородности и несравненности со злом, объяснение существования несовершенства в мире). Августин основывался на противопоставлении мира и человека. Мир есть совершенное творение, несовершенно человеческое восприятие действительности. Человек видит в мире несовершенства из-за собственной ограниченности, из-за невозможности охватить целое мира. “Подобно тому, как нельзя судить о красоте, гармонии и смысле мозаической картины, остановив взор только на одном ее фрагменте, получающем свое истинное значение только в единстве со всеми другими, так нельзя судить и о случайности и злокачестве частных явлений мира, не оценив их с точки зрения целого» (Цит. по 5, стр. 307). То что кажется нам злом, есть маленькая частичка целого, того мира, который управляется Богом и который имеет свою причины в Нем. В сопоставлении этой частицы с целым мы увидим ее положительное значение.

Зло было допущено Богом как часть всеобщего порядка и служит украшению целого, ибо красота рождается из единства противоположностей; без контрастов добра и зла добро бы не имело своей цены. Поэтому каждый, “кто станет обозревать все в целом, не найдет ничего беспорядочного, но, напротив увидит все как бы распределенным и расположенным по своим местам.” (5, стр. 308).

Реальность жизни не оставляет места предложенной позиции. Зло нельзя признать сущностью и природой, это не личность. Но в нем можно наблюдать активность. Деятельность «духов злобы поднебесной» позволяет утверждать, что зло есть не природа, но состояние природы. Приведенное выше определение святого Иоанна Богослова, что «мир во зле лежит», определяет зло как состояние, в котором пребывает природа личных существ, отвернувшихся от Бога. «Зло есть определенное состояние воли природы. Это воля ложная по отношению к Богу. Зло есть бунт против Бога, то есть позиция личностная. Таким образом, зло относится к перспективе не сущностной, а личностной».  (3, стр.251) Это заключение может сузить понятие проблемы зла до проблемы личности. Только личность может иметь опыт зла. Откуда в личности, сотворенной изначально доброй, есть возможность появления зла?

Этот аспект проблемы зла был затронут в полемике блаженного Августина с Пелагием. По существу, спор между Августином и Пелагием сводился к противопоставлению воли и благодати и был продолжением вопроса о происхождении и месте в мире зла. 

Позиция Августина по этому вопросу была не совсем последовательной, но строилась в правильном ключе. Августин был великий человек, великий христианин, без сомнения, святой человек, настолько опередивший свое время, что никто из его современников, да и много позднее, не был в состоянии заметить некоторую непоследовательность его концепции.

 Согласно предположению Августина,  возможность зла бывает двух порядков – собственно, метафизическое, и нравственное. Метафизическое есть сама возможность проявления зла. Нравственное зло есть отклонение воли от бытия полного к бытию менее полному. Человеческая воля абсолютно свободна, имеет возможность выбора, но она сотворена из ничего, поэтому несет в себе возможность отклонения ко злу. Но только возможность, а не влечение. Таким образом, воля человеческая несет в себе возможность и добра и зла. Следовательно грехопадение Адама было свободным волеизъявлением, а не необходимостью. Следовательно, начало зла корениться в свободе сотворенных сущностей. В этом его значение и катастрофичность. Зло происходит только от свободы существа, которые его творят. Четко формулирует проблему зла св. Диадох Фотикийский. «Зло  — не есть; или, вернее, оно есть лишь в тот момент, когда его совершают», (Цит, по 3, стр.251). Человек позволил заразить себя злом и ввел эту заразу в весь космос. Но в этом заражении нет никакой необходимости. Человек заразился по собственной воле. Человек согласился на господство над собой.

Таким образом, христианское понимание проблемы зла основано на эмпирическом восприятии аскетического и мистического строя жизни. В основе этой позиции стоит апофатическое утверждение о невозможности бытия в мире какого-то злого начала и догмат о творении мира из ничего. Христианство, поставившее проблему существования зла, дает единственно возможное объяснение этой аномалии в жизни. Христианская Церковь, в лице своих лучших представителей, представила человечеству истинную картину существующего миропорядка. Зло не может быть или сотворенным, или со-вечным Творцу. Зло есть любое удаление от Бога, от бытия, любое противоречие и противопоставление Ему. Зло это то, что ни есть бытие. Но парадоксальность его в том, что являясь негативом жизни, зло находит свое осуществление через позитивное творение Божие.  Церковь обратила внимание на то, что человек сам вводит в мир зло, человеческая свободная воля является причиной всех окружающих нас бедствий и катастроф. Свободная воля, которая, по преимуществу, и отличает людей от всех остальных творений, делает зло реальностью, отворачиваясь от Бога. Вводя в мир зло, это парадоксальное «не-бытие», человек заражает этим негативом жизни всю окружающую среду. Мир, погруженный человеком во зло, делает зло активным, способным к деятельности, и, к сожалению, способным захватывать в свой плен множества творений Божиих, порабощая их и отрывая от того великого предназначения, к которому предуготовил их Творец.

Выше приведенный пример заблуждений манихеев красноречиво свидетельствует о значении в духовной жизни правильных представлений о природе зла. Известная тактика диавола направлена на обман людей, на любое возможное отвращение их от Господа. Утверждение о существовании злого начала ввергает людей во все глубины отчаяния и противления Господу. Начиная от веры в предопределение и кончая открытому поклонению злу. Посему так важно определить зло как несуществующую природу, как пустоту, так важно прояснить причину происходящих недобрых событий и явлений. Люди должны ясно и четко осознать, что все беды, все невзгоды, все «проявления» зла есть следствия удаления от Бога, есть результаты деятельности нашей воли. И только осознав это, мы можем сделать меньше зла в нашей жизни.

чтец Иоанн Распопин.

← Назад к намедни