Пожертвовать

Собираем на добрые дела

×

Порядок в мыслях, словах и поступках

Церковная, богослужебная жизнь имеет два основных фактора. С одной стороны – это то, как богослужебная жизнь влияет на нас, её участников, а с другой стороны, как мы, участники этой жизни, влияем на неё. Влияние богослужебной жизни на её участника бесспорно. Любое, даже невнимательное присутствие на богослужении, приносит благотворный результат любой душе. Мы помним, как послы русского князя Владимира пришли в Софийский Собор в Константинополе на Литургию. И хотя служба совершалась на непонятном им греческом языке, символика Литургии тем более им была не ведома, несмотря на это, послы передали князю такие слова – «Княже, мы не знаем, где мы стояли – на небе или на земле». Т.е. благодатная сила православного богослужения оказывает то или иное влияние на каждого, кто его видит, слышит или участвует.

С другой стороны, все мы живём в мире, с мирскими привычками и слабостями. И, естественно, свои слабости и привычки мы приносим и на богослужение. Всю нашу суету, нервность, заботу мы не можем вытряхнуть из себя, переступая через порог храма, и стоим с этим на молитве. Отсюда появляется неспокойствие в храме пустое многословие, усталость, дёрганность, расслабленность. И как быть в этой ситуации? Как правильно себя мотивировать? В чем стоит себе позволять или не позволять в храме во время богослужения? Что лучше, сидеть в храме, думая о Боге, или стоять, думая о больных ногах? Об этом мы поговорили с Николаем Ивановичем Коротковым, 89 – летним старцем, многолетним и бессменным председателем Покровской Общины.

Николай Иванович, представитель дореволюционного одесского старообрядчества, помнящий Ф.Е. Мельникова и А.Д. Бобкова. Не взирая на свой почтенный возраст и телесные немощи, он не только зорко наблюдает за исполнением богослужебной дисциплины, но и продолжает оставаться образцом её соблюдения. Усердие и ревность к исполнению правил поведения за богослужением он перенял от своего отца ещё в отрочестве.

В беседе с нашим Вестником Николай Иванович любезно поделился своими взглядами на богослужебную дисциплину.

Николай Иванович, как вы понимаете церковно-богослужебную дисциплину?

Духовная жизнь христианина подразумевает порядок в мыслях, словах и поступках, который распространяется на ежедневное молитвенное правило, участие в церковных таинствах, соблюдение постов и т.д. Церковная дисциплина имеет своё основание в Священном Писании, а это значит, что Законодателем, Учредителем важнейших заповедей и правил является сам Господь. Есть ещё целый корпус Апостольских правил, канонов Вселенских и Поместных Соборов, прочих церковных правил, созданных для руководства духовной жизнью христиан. Если говорить именно о богослужебной дисциплине, то можно вспомнить слова апостола Павла – «только всё должно быть благопристойно и чинно»(1 Кор.14,40). Изначально Святая Церковь, заботясь о соблюдении порядка во время богослужения, ввела в обиход Устав. Со временем, Устав развивался, что-то дополнялось, что-то напротив упразднялось, но его суть всегда сохранялась неизменной. Сейчас во время богослужения мы пользуемся Уставом, писаными традициями, проистекающими из Священного Предания, а так же устными обычаями, касающимися поведения в храме. Многим кажется, что в первую очередь важно исполнять Устав богослужения, т.е. прочесть, пропеть нужные тропарь или стихеру в положенном месте, и т.п., а остальное делать по настроению. Например, молчать во время службы это делание, в которое вкладывается усилие, а если не просто молчать, но ещё и ум свой сосредоточить на молитве, то это уже молитвенный подвиг. Поэтому весьма важно следовать не только букве Устава, но и его духу, располагающему к молитве.

Николай Иванович, как вы оцениваете состояние богослужебной дисциплины в нашей Общине. Вы часто и в приватных беседах, и прилюдно говорите о том, что далеко не все прихожане, в особенности молодое поколение, считают нужным соблюдать установленные правила и обычаи.

Да, к сожалению, нередко приходится видеть несерьёзное и безответственное отношение к молитве и службе. Причины этого, я вижу в охлаждении веры и духовном невежестве. Когда человек полагает, что ему достаточно выполнить какой-то им самим выбранный минимум, дескать, зачем много стараться, хватит с меня и того, что привык делать. К тому же, нет желания познавать церковные традиции и культуру, толи неинтересно, толи боятся, что знание станет побуждать их к действию. В значительной мере, такое мышление господствует в умах молодого поколения. Понятно, они ещё юны и неопытны, и, видимо считают, что покаянный и молитвенный труд от них никуда не денется, большая часть жизни впереди. Однако уже в этом возрасте стоит себя приучать к дисциплине, к определённому подвижничеству. Легче в начале жизненного пути встать на верную стезю, чем на склоне лет себя переделывать.

У нас есть недостатки в исполнении правил поведения за богослужением, много постороннего шума, пустых разговоров, смеха и напрасных хождений по храму. Прискорбно говорить, но прихожане как-то привыкли к такому беспорядку, сами его создают и не замечают. Так как я стою на клиросе, то мне виднее, что происходит на этом месте, поэтому, хочется разобрать несколько вопросов относительно поведения клирошан. Помимо бесполезных бесед, невнимательности к происходящему за богослужением  и суетливости, молодые клирики повадились уходить с клироса по поводу и без него. Не раз был свидетелем, как ребята выходят из храма, садятся на скамью во дворе и о чем-то своём разговаривают, и не одни они, так поступают и некоторые из стоящих позади клиросов. Разве так можно? Ведь совершается служба, верующие вместе с ангелами молитвенно взывают к Господу, а часть прихожан бросает своё предстояние Ему. Горько видеть, что так делают молодые чтецы, церковнослужители, которые наоборот должны быть примером для всех прихожан. Ещё об одном стоит упомянуть, во время службы разрешается садиться на скамейки, но присаживаться каждые 15 минут мне кажется изнеженностью. Да, бывает, что ноги устали от долгой службы, либо самочувствие плохое, тогда позволительно присесть, но когда приходят утром и на полунощнице сразу усаживаются, это уже леность. Неужели нельзя себя заставить выстоять полунощницу, а по возможности всё часы и Литургию? Молитва, это предстояние Богу, а не предсидение или предлежание. Даже я стараюсь за утренней службой вообще не садиться, когда был моложе и здоровее, то выстаивал полностью всю службу.

Безусловно, мы верим в Спасителя Бога, собираемся в храм на молитву, постимся и т.д. по доброй воле, насиловать себя не нужно, брать на себя подвиги сверх сил не стоит. И, всё же, сам Христос показал нам пример чистой самоотверженной молитвы в Гефсиманском саду. Многие святые ежедневно упражняли себя  в подвигах воздержания, безмолвия и молитвы. Нам же, хотя бы в часы церковного богослужения с благоговением творить то, ради чего мы все собираемся в храме.   

Беседовал чтец Иоанн Распопин.

 

 

← Назад к намедни