Пожертвовать

Собираем на добрые дела

×

Старообрядчество и Революция

В современной России заметно возрастает интерес к проблемам традиционных вероисповеданий, одним из которых, несомненно, является православное старообрядчество. В текущем 2017 г. мы, граждане России, вспоминаем трагические события, случившиеся в нашем Отечестве столетие назад. Предлагаемое научное изыскание содержит исследование проблемы, какое отношение имелось у старообрядцев к государственным и политическим событиям 1917г.

При написании доклада были использованы материалы старообрядческой периодики, а именно, церковно-общественные журналы: «Слово Церкви», выпускавшийся старообрядцами, приемлющими Белокриницкую иерархию, «Вестник всероссийского союза христиан поморского согласия», выпускавшийся старообрядцами — беспоповцами поморского согласия, а так же «Голос старообрядческого Поволжья» — совместное издание старообрядцев поповского и беспоповского согласий Саратовской губернии.  Накануне событий февраля 1917г. выпускался только один из исследуемых источников – журнал «Слово Церкви», он же был основным органом печати российского старообрядчества. Издавать свой журнал поморцы решили на своём Всероссийском съезде 30 апреля 1917г., они понимали, что происходящие в государстве события требуют освещения и разъяснения с их собственной позиции. Первый номер «Вестника всероссийского союза христиан поморского согласия» вышел 10 августа 1917г.   

Февральская революция 1917 г. способствовала оживлению политической и социально-экономической деятельности старообрядцев и ускорила создание межконфессиональных старообрядческих организаций. Привнесенные ею идеи демократического государства и отделения церкви от государства нашли широкую поддержку в старообрядческой среде. Образование нового политического пространства побуждало старообрядцев искать способы вписаться в новую государственную жизнь. Полученную неслыханную доселе свободу слова и печати, старообрядцы также активно использовали для выражения своих политических взглядов, идей, и критики того, что, по их мнению, наносило вред интересам старообрядчества или государства. Как видно из периодической печати, старообрядцы в подавляющем большинстве приветствовали упразднение монархического порядка и приход к власти Временного правительства, «неизбежное, давно жданное свершилось». [1] На старую власть полился шквал критики, оно и понятно, «пал тот строй, что 263 года «мечом да кнутом» приводил к «уразумению» веры христианской». Вместе с тем, звучали призывы ко всем гражданам России «забыть вековые розни и рука об руку идти бодро вперёд для создания новой жизни, новых устоев….К свободному союзу народа, государства и церкви». [2]

 В десятом номере журнала «Слово Церкви» за март 1917 публикуется манифест об «отречении государя от престола» и «правительственное сообщение о государственном перевороте», а вслед за тем, в каждом номере журнала начинают печататься статьи политического содержания. Появляется даже целая рубрика «Политическая жизнь» освещавшая текущее положение политической жизни и деятельности старообрядцев, а кроме того, содержавшая разъяснение политических вопросов и сведения о крупных распоряжениях правительства.

Спустя три дня после отречения Николая II, 5 марта 1917 г. в Москве, в здании Политехнического музея состоялось «политическое собрание московских старообрядцев» на котором выступали в основном деятели белокриницкого согласия: Ф.Е. Мельников, С.Г. Фомичев, А.В. Зайцев, М.И. Бриллиантов, Н.Н. Пушков. Собрание приветствовало новое правительство и выступило с инициативой создания «комитета старообрядцев, который бы руководил политической жизнью старообрядцев всей России наподобие Совета рабочих депутатов» [3] 8 марта состоялось политическое собрание группы московских старообрядцев, при обсуждении вопроса о форме правления наиболее подходящим было признано вечевое правление, по образцу древнего Новгорода, допускалось избрание великого князя Михаила Александровича вечевым князем. [4]

14 марта 1917г. прошло организационное совещание московских старообрядцев белокриницкого, беглопоповского и беспоповского согласий для обсуждения вопроса «за какой образ правления стоят старообрядцы: за монархический или республиканский» Большинство голосов было отдано за «парламентарную монархию», но «постановлено это считать не окончательным и не для кого не обязательным». На этом же совещании для разработки политической программы старообрядцев, устройства собраний и выступлений был избран Исполнительный комитет, в который вошли представители всех трех согласий. В заключение участники совещания «отметили печальный факт вмешательства Совета рабочих депутатов в распоряжения Временного правительства, чем создается опасное двоевластие».[5] В том же месяце 26 числа состоялось общее собрание Братства св. Креста, на повестке дня вместо годичного отчёта, стояли только политические вопросы. Участники собрания пришли к заключению, что « в России должно быть парламентское управление во главе с князем, пожизненно избираемым народом, так же было решено «совершить крестный ход со всех московских храмов на Красную площадь и произнести там ряд речей на темы, выдвинутые переживаемым временем», по существу, намеревались провести митинг по «старообрядчески». [6]

 23 марта в помещении биржи состоялось многочисленное собрание московских старообрядцев всех согласий (белокриницких, беглопоповцев, поморцев, федосеевцев и друг.) по вопросам текущего политического момента. Председательствовал П.П.Рябушинский и заменял его в качестве товарища В.И.Большаков (беспоповец-безбрачник). После нескольких докладов последовал обмен мнениями. «Горячий, страстный спор вызвал вопрос: какой образ правления должен быть в России — парламентарно-монархический или республиканский? Все ораторы, за исключением только двух, решительно высказались за республику. Погибшая династия Романовых — Голштинских так много сделала зла России, что никто из ее граждан не стоит за эту династию. Даже самый принцип монархический, будь он в лучшей парламентарной форме, вызывает отвращение и ужас. Вопрос об образе правления не был поставлен на голосование, вследствие того, что решено созвать Bcepoccийский съезд старообрядцев, где он будет поставлен на обсуждение, но и без голосования было ясно, что огромное большинство собравшихся старообрядцев, во главе со своими известными деятелями, стоит за учреждение в России республиканского образа правления… Относительно предыдущих собраний московских старообрядцев, на которых голосовался вопрос о монархии и республике, было выяснено, что эти собрания, совершенно случайные, состояли из незначительного числа лиц (человек 20-25) и их голосования ни для кого необязательны. Сами участники этих собраний заявили, что они собирались не для того, чтобы навязать кому-либо свои взгляды (среди этих участников были и республиканцы), а чтобы только выяснить — за что старообрядцы намерены стоять, как и настоящее большое собрание созвано именно с этою же целью и тою же группою старообрядцев».  На собрании обсуждались и другие вопросы по которым «вполне единодушно и вынесло следующую резолюцию: «Признавая, что всякие пожелания о преждевременном окончании войны — преступны и гибельны для России, московские старообрядцы решительно заявляют, что только в победоносном окончании войны – спасение России, что только полный конец войны сохранить и укрепить в стране, добытую народом свободу; нашей доблестной армии отстаивающей честь, величие и свободу России, старообрядцы шлют свой братский горящий привет с пожеланием ей сокрушительной победы над врагом. Эта победа может быть достигнута при сплоченности русского народа руководимого единой законной властью. Поэтому старообрядцы считают священным долгом граждан всемерно поддерживать новое Временное Правительство, и со всеми попытками, е какой бы ни были они стороны, поколебать его, разрушить его закономерную деятельность, всеми силами бороться. Вместе с тем старообрядцы заявляют, что Учредительное Собрание должно быть созвано в Москве, как сердце России, где возможна более чем где-либо спокойная и более свободная учредительная работа». [7]

 В течение трёх месяцев после Февральской революции по всей стране состоялись десятки съездов, собраний, духовных советов старообрядцев самых разных согласий. Как никогда раньше, казалось близкой заветная цель — объединение старообрядцев всех согласий и толков. Старообрядцы, вспоминая нанесённые им российскими царями раны и обиды, считали падение самодержавия справедливым судом Божиим и направляли приветственные телеграммы Временному правительству. Оптимистические надежды охватили, в том числе, и насельников старообрядческого мужского Спасопреображенского монастыря белокриницкого согласия, расположенный в Екатеринославской губернии. Уже 9 марта иноки направили приветственное сообщение Временному правительству. [8]

Любопытной представляется перемена политических взглядов московских старообрядцев. Сначала предпочтения отдавались парламентской монархии, затем на мартовских и апрельских собраниях заявлялось о желательности народоправской (республиканской) формы государственного правления будущей России по образу средневековых Новгородской и Псковской республик. Видимо, на это оказал влияние уже сложившийся порядок Временного правительства, во главе которого стоял князь Г.Е. Львов, член конституционно-демократической партии. К слову, программа этой партии, образовавшейся в 1905 г. допускала устройство в России республики, а среди её представителей были и старообрядцы.

 К маю 1917 г. организационный комитет московских старообрядцев всех согласий выработал общую политическую программу, содержавшую 9 пунктов:

1) форма государственного правления: народ избирает свое представительство и правительство «с верховным представителем христианского исповедания… подобный порядок управления существовал в старину в Новгороде…»;

2) единая законная власть: Временное правительство;

3) единство России: «все народности и племена должны существовать на основе широкого самоуправления при сохранении целостности России»;

4) отношение к войне: вести до победы над Германией;

5) подготовка к Учредительному собранию: старообрядцы должны принять в выборах депутатов деятельное участие и избрать достойных лиц, знакомых с нуждами старообрядцев и «с общегосударственными вопросами»;

6) уравнение в правах всех вероисповеданий: привилегированное положение господствующей церкви отменить. «Государство должно предоставить всем вероисповеданиям одинаковую свободу существования и развития»;

7) просвещение и образование старообрядцев: преподавание религиозных предметов не должно быть стесняемо государством, учителя должны избираться старообрядцами и, так как подготовка образованных граждан — общегосударственное дело, школы должны существовать за счет казны;

8) земельный вопрос: будет решен Учредительным собранием, путем учреждения государственного земельного фонда, образуемого «от отчуждения государственных, удельных, бывших кабинетных и монастырских, церковных и жалованных земель, а также из земель крупных частных владельцев (кроме крестьян и крестьянских обществ, приобретших землю при посредстве крестьянского банка или других кредитных учреждений, при условии, если размеры участков не превышают норму достаточного обеспечения). Частновладельческие земли отчуждаются по справедливой (не рыночной) оценке. При монастырях должно быть оставлено количество земли, необходимое для обработки личным трудом монахов»;

9) об отобранном у старообрядцев церковном имуществе: всё, что в разное время было изъято при старом правительстве, должно быть возвращено. [9]

13 мая 1917г. в Москве на собрании исполнительного комитета московских старообрядцев всех согласий было принято решение об организации всероссийского союза старообрядцев, издании политических брошюр и листовок и рассылке по провинциям своих ораторов. [10]

Для обсуждения представленной программы в Москве были созваны два всероссийских съезда старообрядцев. 30 апреля собрались поморцы, в съезде участвовали 137 уполномоченных от общин и приходов и 25 лиц без уполномочий. 30 мая открыли съезд представители белокриницкой иерархии, на нём присутствовало более 800 представителей со всей страны. Во время заседаний разгорается дискуссия между Ф.Е. Мельниковым, отстаивавшим республиканский строй и Н.Д. Зениным, поддерживавшим конституционную монархию. Большинство присутствующих поддержало точку зрения Ф.Е. Мельникова о необходимости установления в России республиканского строя. [11]

В итоге оба съезда полностью поддержали данную «Программу». Далее предполагалось, что в провинции все согласия объединятся вокруг этой политической программы, выберут своих представителей в Учредительное собрание. Представлялось, что теперь успех задуманного предприятия зависел от решительности, авторитета, организационных способностей руководителей общин на местах. Стоит отметить, что, такой успешной консолидации старообрядцев, наблюдался и ряд исключений. Например, в Москве, как их называли «преизлиха ревнители» старообрядчества, считали, что заниматься политическими вопросами без благословения своих пастырей не стоит. Это давало повод некоторым политически активным лидерам общин в провинциях организовывать политические собрания и союзы на местах. Так, в г. Юрьеве Лифляндской губернии, состоялось собрание поморской общины, председателем которого был избран студент С. Антонов, сын покойного предстоятеля общины. Собрание единогласно высказалось за демократическую форму государственного устройства, оказание поддержки Временному правительству молитвами и материально – подпиской на заём свободы, а кроме того, большинством голосов постановляет приветствовать «Совет Солдатских и Рабочих депутатов и поддерживать его, как орган контроля действий Временного правительства». [12]

 С 1 по 6 июня в Москве проходили заседания Освященного Собора старообрядцев белокриницкого согласия. Одним из постановлений Собора было совершение ежедневных служб и строгий пост в течение трёх дней на 26, 27 и 28 июня. «Надо просить Господа Бога …. о даровании победы над врагами и всякого благополучия внутри страны». [13]

В июле 1917г. в Саратовской губернии образовалась Русско-демократическая партия христиан-старообрядцев. Печатным органом Саратовского губернского комитета РДПХС стал «Голос старообрядческого Поволжья», издававшийся на пожертвования верующих. [14] Первый номер вышел в свет 24 сентября 1917 г., а завершилось издание десятым номером от 3 декабря 1917г. Тираж доходил до 3 тыс. экземпляров. [15]

 29 августа 1917 г. в Саратове открылся съезд старообрядцев всех согласий, в котором приняли  участие представители общин Саратова, Самары, Астрахани, Царицына и Дона. Съезд провозглашал основной своей задачей подготовку к самостоятельному выступлению на выборах в Учредительное собрание. Саратовский комитет РДПХС призвал староверов страны созвать Всероссийский съезд старообрядцев всех согласий для решения социально-экономических (создание старообрядческих кооперативов) и политических проблем.[16] Политическая программа старообрядцев была близка к программе кадетов, но на выборы в Учредительное собрание они планировали выдвинуть собственный список депутатов. Самостоятельные списки на выборы кандидатов в Учредительное собрание выставили и староверы Московской, Нижегородской, Алтайской, Калужской, Пермской, Уфимской, Херсонской, Черниговской, Самарской, Рязанской, Томской губерний и Области Войска Донского. [17]

12 августа в Москве открылось Государственное совещание, куда были приглашены пять представителей старообрядчества разных согласий. [18] 22 августа 1917 г. состоялось политическое совещание старообрядцев, первоначально предполагалось провести второй всероссийский съезд, но по причине железнодорожных забастовок не все делегаты смогли приехать. По результатам работы совещание приняло резолюцию «для более организованного выступления старообрядцев на выборах в Учредительное собрание» создать общественные политические комитеты объединяющих старообрядцев всех сословий в местах проживания старообрядцев. Другие пункты резолюции касались организационных вопросов участия старообрядцев на выборах в Учредительное собрание. [19]

Распад армии, развал экономики, бандитизм и одичание народа глубоко волновали и тревожили предводителей российского старообрядчества. В печати всё чаще стали раздаваться голоса о необходимости спасения страны от надвигавшейся катастрофы, и как путь к этому — возможное объединение государственной Церкви со старообрядчеством. Тягостное впечатление на старообрядцев производили случаи разграбления бегущими с фронта русскими солдатами старообрядческих обителей на Буковине, насилие инокинь Белокриницкого монастыря и избиение старообрядческого митрополита Макария. [20] С не меньшей скорбью взирали старообрядцы на обстрел Московского Кремля большевиками в конце октября — начале ноября 1917 г. [21] Начиная с июльского номера в журнале «Слово Церкви» появляются статьи с обвинением эсеров и большевиков в предательстве демократическим идеям Февральской революции, разжигании классовой борьбы, разрушении промышленности и насаждении в России анархии. На страницах журналов «Слово Церкви», «Голос старообрядчества Поволжья» и «Вестник ВСХПС», регулярно публиковались материалы, посвященные основным политическим партиям и их отношению к религии. При этом особое внимание уделялось социализму, который осуждался как учение, отрицающее религию и призывающее к насильственному социально-политическому переустройству. Ему противопоставлялось христианство, стремящееся к духовному изменению человека и общества, отрицающее насилие и классовую борьбу в процессе созидания новой жизни. [22,23]

 7 октября начал свою деятельность Временный совет Российской республики, учреждённый Временным правительством. В этом Временном совете республики старообрядцам было предоставлено два места, такое малое число голосов вызвало неудовольствие самих старообрядцев. [24]

К Октябрьским событиям и установлению Советской власти представители старообрядчества отнеслись неоднозначно. Судя по материалам периодики, захват власти большевиками был воспринят большей частью старообрядчества отрицательно.  В старообрядческой печати об этом говорилось как-то пассивно, в сравнении с тем воодушевлением, которое царило сразу после Февральской революции. А в последних номерах «Голоса старообрядческого Поволжья» ничего не говорилось об Октябрьском перевороте. Появившаяся в 10 номере передовица «Что же делать?» свидетельствовала скорее о растерянности: «События переплелись в такой узел, такие получили невозможные комбинации, что положительно недоумеваешь, как поступить и что предпринять. Подолгу христиан, старообрядцы не могут и не должны умывать руки спокойно смотреть на царящее зло. Наша обязанность бороться с этим злом, умалять его, проводить в жизнь лучшее, полезное». [25] С сочувствием писали старообрядцы и о тех своих единоверцах,  которые встали в ряды сторонников большевиков. [26] Несмотря на происходящие в стране ужасы, вряд ли кто тогда предполагал, что Октябрьский переворот будет иметь столь гибельные последствия для многострадального российского старообрядчества. Казалось, что Ленин и Троцкий недолго пробудут у власти, надежды возлагались на Учредительное собрание. [27]

Однако неопределённость политических предпочтений и отсутствие единства мнения в вопросе возможности участия старообрядцев в политической жизни страны, а также многовековой опыт ухода от прямых контактов с государственной властью привели к неудаче на выборах в Учредительное собрание политического блока старообрядцев.

Единственным способом защиты своих интересов старообрядцы считали создание собственной Всероссийской организации. 30 января 1917г. состоялось заседание Совещания Советов Всероссийских Союзов и Съездов старообрядцев всех согласий. На совещании обсуждалось создавшееся положение в церковной жизни каждого религиозного общества в связи с изданными ранее декретами «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и переходе на новый стиль, и предполагаемой отмене церковных праздников. Собрание не приняло никакого решения, хотя единодушно выразило опасение правильному устройству церковных обществ в связи с текущими событиями.[28] С тяжёлым сердцем приняли старообрядцы и заключение мира в войне с Германской империей. Как говорил автор статьи «Пахабный мир» помещённой в «Вестнике ВСХПС»: «На три столетия мы отброшены назад. Великая Россия снова стала Московией». [29]

 Новым большевистским правительством в течение 1918 г. были закрыты все старообрядческие печатные органы, последователей древнего православия вновь на десятилетия лишили слова.

Исследование старообрядческой периодической печати конца 1916 – начала 1918гг. показывает следующее. Во-первых, старообрядцы обладали довольно гибким политическим мышлением. За указанный период произошла смена политических предпочтений среди основной массы российского старообрядчества.  Если в 1916г. они весьма лояльно отзывались об институте монархии и почти повсеместно молились за царя, то к лету 1917г. в тренде стали идеи демократии и республики, а прежнее царское правительство резко критиковалось. Нельзя не заметить, что старообрядцы стремились к активному диалогу с правительством, что порой проявлялось в обычном заигрывании с властями.  Однако это не принесло никаких ощутимых результатов кроме очередного разочарования. Во вторых, несмотря на огромный интерес старообрядцев к политической жизни после Февральской революции, в реальной политической деятельности участвовала небольшая прослойка старообрядчества, среди них, в основном, представители купеческого сословия и интеллигенции, те, кто пытался заниматься политикой ещё в Российской империи. В третьих, старообрядческое духовенство, за редким исключением, не испытывало тяготения к политической деятельности.

Список литературы:

  1. Шалаев. «Освобождённая Россия» // Слово Церкви. 1917. № 10. С. 179.
  2. С. Фомичев. «К новой жизни»// Слово Церкви. 1917. № 10. С. 184.
  3. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 11. С. 197.
  4. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 12. С. 221.
  5. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 13. С. 244.
  6. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 12. С. 221.
  7. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 14. С. 269.
  8. Там же.
  9. Политическая программа старообрядцев всех согласий// Слово Церкви. 1917. № 23. С. 417.
  10. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 21. С. 398.
  11. Всероссийский старообрядческий съезд// Слово Церкви. 1917. № 24. С. 443.
  12. Политическая жизнь// Слово Церкви. 1917. № 21. С. 398-399.
  13. Церковно-общественная жизнь// Слово Церкви. 1917. № 29. С. 534.
  14. Голос старообрядческого Поволжья. 1917. №4. Л.2.
  15. Редькина О.Ю. Христианские политические партии на Нижней Волге в 1917 г. // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 4, Ист. 2012. № 1(21) С.40.
  16. Голос старообрядческого Поволжья. 1917. №1. С. 3-7.
  17. Голос старообрядческого Поволжья. 1917. №9. С. 1, 7.
  18. Государственное совещание в Москве и выступление в нем представителей старообрядцев // Вестник ВСХПС. 1917. №2. С.8.
  19. Политическое совещание старообрядцев // Слово Церкви. 1917. № 36. С.610,612.
  20. Церковно-общественная жизнь // Слово Церкви. 1917. № 40-41. С.682-683.
  21. Израненная Москва //Слово Церкви. 1917. № 45-47. С.751.
  22. Шалаев. «Ложные пути социализма» // Слово Церкви. 1917. № 42. С.696.
  23. Христианство и социализм // Вестник ВСХПС. 1918. №10. С.63.
  24. Политическая жизнь // Слово Церкви. 1917. № 44. С. 732,733.
  25. Голос старообрядческого Поволжья. 1917. №10. С. 1.
  26. Русский. «На-хамкесы и просто «Хамкесы» // Слово Церкви. 1917. № 49. С.785.
  27. Обзор печати. Позор России // Слово Церкви. 1917. №45-47. С.742.
  28. В совещании всех согласий // Вестник ВСХПС. 1918. №7. С.22.
  29. Пахабный мир // Вестник ВСХПС. 1918. №9. С.39.

 

 

 

← Назад к намедни