Пожертвовать

Собираем на добрые дела

×

Юбилей хиротонии о. Иоанна Севастьянова

На праздник Сретения Господня, 15 февраля 2011 года, исполняется десять лет со дня священнической хиротонии Настоятеля Покровского Собора отца Иоанна Севастьянова.

Хиротония была совершена в Покровском Кафедральном Соборе в Москве Высокопреосвященнейшим Митрополитом Алимпием.

Перед этим более двух лет отец Иоанн служил диаконом в родном Покровском Соборе Ростова-на-Дону.

Вспоминает отец Иоанн:

Решение о моей хиротонии было принято на февральском Совете Митрополии, прямо на память святителя Григория Богослова, 7 февраля.  И назначил хиротонию владыка на Сретение. Такая поспешность была несколько неожиданна для меня.

Очень хорошо помню Всенощное Бдение накануне праздника Сретения. Я последний раз служил диаконом. Мне это служение очень нравилось (и поныне я часто скучаю о тех двух годах, когда был в сане диакона). С одной стороны, имеешь возможность причащаться каждую Литургию, а с другой стороны – нет той ответственности, которая ложится на плечи священника.

Трогательная была ночь в здании Митрополии перед хиротонией. Владыка Алимпий требовал от всех служителей, готовящихся к Литургии, не спать ночь накануне. Он много раз заходил в мою комнату, тормошил меня, проверял – не сплю ли я. А перед выходом на службу завел меня в умывальную, дал новый кусок мыла и потребовал, чтобы я у него на глазах вымыл руки. Я мыл минут пять. Потом он протянул мне чистый рушник и сказал:

— Сегодня ты этими руками будешь держать Агнец.

После хиротонии я служил в Покровском Соборе семь Литургий подряд. Все эти дни я находился рядом с владыкой Алимпием. Это были одни из самых счастливых дней моей жизни. За неделю я испытал на себе всю глубину его отеческой любви. Стольких мудрых наставлений, сколько он мне дал за эту неделю, я не получил за всю оставшуюся жизнь.

Всю эту неделю я не спал по ночам, отдыхал только днем между службами. А владыка каждую ночь меня поддерживал. Когда уже видит, что мне тяжеловато – поставит на стол свечу, толщиной в руку, зажжет, и говорит:

— Вот, следи, чтоб пожара не было!

Владыка так относился ко мне, что казалось, я самый почетный его гость.

Очень большое впечатление от той неделе оставило в моей душе общение с пономарем Покровского Собора, покойным Саввой Кузьмичем. Этот простой, смиренный, незаметный труженик оказался таким кладезем мудрости, что его советы и пожелания до сих пор глубоко сидят в моей памяти! Кроме всего прочего, Савва Кузьмич настолько просто и доходчиво объяснил мне суть служения священника (элементарные советы), что я по прошествии десяти лет каждый раз убеждаюсь, как же он был прав.

Очень интересные были отношения у меня и с отцом Леонидом Гусевым. Он был против моей хиротонии на Совете Митрополии. Против и все. И даже, будучи настоятелем Покровского Собора, уехал из Москвы на двунадесятый праздник Сретения Господня. Я знал о его негативном отношении ко мне. Он приехал к концу Литургии Субботы Мясопустной, через два дня после Сретения. Я служил самостоятельно, в главном пределе. Присутствовал владыка Алимпий. Когда отец Леонид вошел в алтарь, мне стало очень не по себе, я сжался. Какое же было мое удивление, когда во время ограждения крестом, которое совершал владыка Алимпий, отец Леонид сам подошел ко мне, первый поклонился, мы поликовались, как равные, и он протянул мне Служебник Литургии Иоанна Златоуста. В Подарок. Подписанный от его имени. Значит, он его заранее заготовил…

Вот, что значит великие люди!

 

← Назад к намедни